Публикации

Прощеное воскресенье: как быть с картинками в WhatsApp, и нужно ли оправдывать очевидное зло

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Илья ТИМКИН
Прощеное воскресенье: как быть с картинками в WhatsApp, и нужно ли оправдывать очевидное зло

Ещё совсем немного, и мы вступим в Великий пост. В Прощёное воскресенье в храмах будет совершаться удивительная небольшая вечерня. Она как бы распахивает перед нами ворота, за которыми — дорога Святой Четыредесятницы. «Постное время светло начнём», — пропоёт хор, пять раз прозвучит прокимен «Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, яко скорблю», батюшки поменяют светлые облачения на тёмные, впервые прозвучит молитва святого Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего»…

В конце вечерни — чин прощения. На то оно и воскресенье такое — начать пост, не примирившись с обидчиками и обиженными, невозможно. Мы и дня, если честно, не должны уметь прожить, держа в сердце злобу и обиду на кого-то — настолько это центральный вопрос для христианина. Чтобы немножко легче было ориентироваться в вопросах прощения и непрощения, поговорим об этом подробнее.

Мы и дня, если честно, не должны уметь прожить, держа в сердце злобу и обиду на кого-то — настолько это центральный вопрос для христианина.

Во-первых, стоит подумать над тем, имеют ли вес наши слова и поступки. Кому хочется быть пустозвоном? Но вот с раннего утра в воскресенье полетят по каналам WhatsApp тысячи безвкусно оформленных картинок с просьбой простить отправителей. Как легко нам превратить важное дело в привычку, лишённую смысла… Пожелание-молитва «Спаси Бог!» давно превратилась в шаблонную замену редуцированного «спасибо», просьба благословения у священника — в форму приветствия, Крестное знамение — в жест, не соединённый с разумом и сердцем, молитва после еды — в демонстрацию хорошо выученного стихотворения без всякой мысли о том, Кого мы призываем «прийти и спасти нас»…

А ведь это действия, связанные с обращением к Богу! Вот и просьба о прощении — очень важная вещь, которую негоже превращать в демонстрацию своей «православности». Не надо перед исповедью поворачиваться спиной к батюшке и кланяться прихожанам, если непонятно, чем ты перед ними провинился.

Вот действительно, ну чем, казалось бы? Но на самом деле великий Достоевский был прав, говоря, что «всякий из нас пред всеми за всё виноват». Человечество настолько связано внутри себя невидимыми нитями, что греховное падение Адама до сих пор является катастрофой для каждого «новичка», приходящего на Землю. И Адамом богословы называют не только конкретную личность, нашего праотца, но и всё человечество в целом. Мы все поражены грехом, и при этом от каждого из нас зависит и состояние всего человечества в целом.

Великий Достоевский был прав, говоря, что «всякий из нас пред всеми за всё виноват».

Лучше всего это заметно на близких — вот если муж чем-то грешит, то его жене жить тяжелее. И не только потому, что он все деньги в тотализаторе просаживает, и кушать покупать не на что. Всё гораздо глубже и тоньше — если муж грешит, то жене и детям тяжелее бороться со своими грехами.

«Со своими, Карл!», как скажет современное поколение. То-то и страшно, что мы личным плохим поведением перекрываем кислород всему Адаму, всему человечеству. Мы гниём, и заражается всё тело. Мы грешим, а всем остальным спасаться труднее. И вот потому-то каждый перед каждым виноват. И если осознаёшь это, перед исповедью будешь иначе кланяться прихожанам. Не потому, что так все авторитетные бабушки делают, а потому, что ты и вправду подпортил жизнь этим людям, стоящим перед тобой.

Схиигумен Сергий (Златоустов): «Прощайте людей, обидевших вас...»

Хорошо, с этим понятно. Но как быть с прощением обидчиков? Это вообще, кажется, непедагогичная штука, и неуместная. Вот совершил человек явное зло — подставил тебя из зависти, деньги выманил по жадности, подсидел на службе из честолюбия, или ударил в гневе… Ну и как прощать явные плохие поступки? Ведь прощать — значит оправдывать. Что же это, оправдывать зло?

На самом деле, зло оправдывать нельзя. «Дружище, ты и вправду поступил ужасно. Даже больше, ты вполне мог бы не совершить этой ерунды, если бы задумался немножко перед тем, как сделать это», — вот что можно сказать человеку (если спросит).

Зло оправдывать нельзя

Нельзя и с гордым презрением отходить от обидевшего, покрываться ледяной коркой равнодушия. Что бы он там ни сделал, мне всё равно, у нас пути разошлись — так думать не стоит. «Пусть забудут обо всём и идут своим путём, а я без них уж как-нибудь дойду», — пел Макаревич о врагах, и это не лучший пример для подражания.

Как же тогда? Что значат слова Христа «если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших»?

Прощение — это любовь. Это молитва Христа на Кресте о тех, в чьих руках молотки и гвозди. Это бегущий навстречу блудному сыну старик, забывший обо всех обидах и радующийся встрече. Это слова «Ступай, и больше не греши», сказанные женщине, которую только что хотели казнить за преступление.

Здесь нет оправдания грехов. Им вообще, наверное, нет оправдания. Но здесь есть то, к чему призывает христианство — видение в ближнем той глубины, той сердцевины, в которой светит образ Божий. Ведь каждый человек — это икона, почерневшая от грязной жизни и исцарапанная прегрешениями. Верующий, найдя такую икону на полу в старом сарае, бережно возьмёт её в руки и поцелует. Он вглядится сквозь пыль и копоть в лик, и улыбнётся блеснувшему на солнце золоту.

Прощение — это любовь. Это молитва Христа на Кресте о тех, в чьих руках молотки и гвозди.

Так и нам надо относиться к людям. Пусть они падают на наших глазах, пусть поступают по-дурацки, пусть совершают ужасные злодеяния — нам остаётся плакать от боли за них, молиться Господу, и всё время отыскивать в каждом «великом грешнике» ту прекрасную задумку, с которой Бог создал человека. Вот тогда и прощать не придётся, потому что обида не сможет укорениться в сердце.

А сами — будем просить прощения. Будем плакать перед Богом, будем признавать свою вину перед ближними. Пусть солнце не заходит в гневе нашем, пусть засыпать мы будем только тогда, когда никто на нас не дуется. Помните, как старенький монах в «Несвятых святых» бросился извиняться перед парнем, который ни за что ни про то со всей мочи пнул его? Или Тихон Задонский упал на колени перед собеседником, который во время какого-то спора разозлился на святого епископа? Вот как настоящие христиане боятся оскорбить ближнего своими грехами, вот как заботятся о том, чтобы никого не соблазнить.

Пусть солнце не заходит в гневе нашем, пусть засыпать мы будем только тогда, когда никто на нас не дуется.

Ведь если жена обижается на мужа, то она грешит перед Богом. И муж, будь он хоть сто раз прав, должен понимать, что своим поведением именно он спровоцировал супругу на грех. Не смолчал, не славировал, не нашёл компромисс, не придумал, как обойтись аккуратнее с драгоценным сосудом — женщиной. Конечно, и она виновата в своей обиде. И она, если христианка, будет бороться с собой и стараться прогнать из сердца чёрные чувства. Но и муж будет ходить вокруг да около, пытаясь придумать способ помириться.

Представляете, какое счастье? Так вот они ненароком встретятся глазами друг с другом, всё поймут, рассмеются, обнимутся, и ссоры как не бывало.

А ведь чаще всего в такой ситуации муж ходит, задрав нос, чувствуя свою вселенскую правоту и оскорблённое право принимать решения. И жена тоже гордо молчит, лелеет в душе обиду и отсылает подруге смску: «Ну и ладно, пусть первый подходит теперь». То-то нечистая сила потирает руки, витая в такой семейке между супругами.

В общем, надо быть нам проще и добрее друг ко другу. Надо помнить, что мы виноваты даже перед теми, на кого обижаемся. Надо знать, что если не простил кого — молитву «Отче наш» до конца читать нельзя, и причащаться нельзя, и даже заснуть с чистой совестью не получится.

Тяжело? Тяжело. Вот и попробуем смириться, покаяться, поработать над собой вместе с Богом во время Великого поста. Глядишь, и научимся себя осуждать, а ближнего — прощать.

Источник

Теги:
Великий пост
Прощеное воскресенье
прощение
покаяние
любовь к ближнему

Все публикации